Центр Наследия Рерихов "Мир через Культуру"

1 октября 1934 года

Письмо Николая Рериха - Генри Уоллесу

Харбин, 1 октября 1934

Уважаемый господин министр,
Предлагаю Вашему вниманию краткий отчет о научной деятельности экспедиции. Мы прибыли в Йокагаму 10 мая в 2 часа пополудни и в тот же вечер выехали в Токио. Две недели прошли в переговорах с японским Императорским правительством и властями Маньчжоу-Го. По получении необходимых разрешений для проведения научных исследований в Маньчжоу-Го, наш отряд покинул Японию 28 мая в сопровождении г-на с. Китагавы, японского секретаря по делам экспедиции, рекомендованного Министерством иностранных дел в Токио. Мы проследовали прямо в Харбин, в Маньчжоу-Го, через территорию Кореи и 31 мая в 6 часов утра прибыли в Харбин, где устроили базу для подготовки предполагаемой экспедиции в Восточную Монголию (Барга), Хинганские горы и Джехол. Наш первоначальный план состоял в том, чтобы начать полевую работу в конце июня и провести июль в Барге, а август в Джехоле. Однако нам пришлось отложить отъезд по причине неприбытия вовремя двух ботаников, задержанных в Дайрене. В письме от 23 мая, адресованном д-ру Макмиллану, мы наметили необходимые шаги, которые следовало предпринять по прибытии в Японию. По непонятным причинам ботаники пренебрегли нашими советами и продолжили переговоры с властями по собственной инициативе, в результате чего экспедиции пришлось задержать отъезд и пробыть в Харбине весь июль, ожидая прибытия ботаников. Эта ситуация была подробно описана в нашем меморандуме от 20 июля, отправленном вместе с копиями нашей переписки с д-ром Макмилланом.

Между 20 и 22 июня мы находились с визитом в Синьчине, столице Маньчжоу-Го, для окончания переговоров с властями Маньчжоу-Го. Господин Китагава, японский секретарь, оставался в Синьчине до 28 июня, планируя маршрут и обсуждая подробности с правительством провинции Хинган. Во время нашего пребывания в Синьчине мы имели честь быть принятыми в аудиенции Его Высочеством Императором Маньчжоу-Го Пу И, который весьма любезно осведомился о целях экспедиции.

По прибытии д-ра Макмиллана и г-на Стивенса в Харбин, г-н Джорж де Рерих посетил их в отеле, чтобы обсудить планы. Д-р Макмиллан, однако, заявил о своем намерении выступить отдельным отрядом и даже не счел нужным доложить об этом начальнику экспедиции. По этому поводу мы обменялись с ним письмами, копии которых были направлены Вам для информации, и решили затем приступить к полевой работе. Мы выехали из Харбина в Хайлар 1 августа в сопровождении профессора Т.П.Гордеева, предоставленного в распоряжение экспедиции в качестве ботаника музеем Северной Маньчжурии. Проф. Гордеев изъявил желание присоединиться к экспедиции безвозмездно, при условии, что его дорожные расходы будут оплачены экспедицией. Т.П.Гордеев – известный ученый, автор специального исследования по песчаным дюнам Восточной Монголии. Макмиллан и Стивенс ехали с нами в одном поезде и в одном вагоне, но в пути избегали контактов с начальником экспедиции или с кем-либо из ее членов. Мы прибыли в Хайлар 2 августа рано утром и сразу же приступили к последним приготовлениям. Однако глава японской Военной миссии полковник Сайто просил нас отложить выступление на пару дней, поскольку собирался задать нам несколько вопросов в связи с прибытием двух американских ботаников. 2 августа профессор де Рерих в сопровождении г-на Джоржа де Рериха и г-на Китагавы нанес визит в японскую Военную миссию. Полковник Сайто заявил, что у местных властей сложилось впечатление, что экспедицию возглавляет профессор де Рерих и что разрешение приступить к исследовательской работе было дано именно профессору де Рериху. Д-р Макмиллан сделал заявление полковнику Сайто, что не считает себя членом отряда профессора де Рериха, не имеет соответствующих инструкций от Министерства Сельского Хозяйства и поэтому собирается выступить отдельным отрядом. Полковник Сайто просил профессора де Рериха разъяснить эту ситуацию. Мы согласились дать объяснения и обещали принести на следующий день документы, подтверждающие правильность наших прежних заявлений в Токио и Синьчине.

3 августа состоялась новая встреча с полковником Сайто. Шеф полиции провинции Хинган, заведующий иностранным отделом полиции также присутствовали на беседе. Мы показали фотокопию Вашего письма от 16 марта 1934, и полковник Сайто просил разрешения показать это письмо д-ру Макмиллану, сидевшему в соседней комнате. Когда полковник Сайто вернулся, он сказал нам с огромным удивлением, что д-р Макмиллан считает документ не подлинным! После обсуждения этого вопроса полковник Сайто удовлетворился нашим объяснением, но отметил при этом, что крайне изумлен поведением ботаников, которые, как кажется, нарушили распоряжение своего шефа. Он настоятельно советовал нам выступить отдельным отрядом и заявил, что оба ботаника получат разрешение работать возле города Хайлара на ограниченной территории. Мы рассматриваем странное поведение д-ра Макмиллана и его коллеги как умышленную попытку дезорганизовать экспедицию и посеять недоверие в умах местных чиновников. Принимая во внимание нынешнюю ситуацию в стране, их необоснованные действия серьезно осложнили наше положение.

4 августа наш отряд выступил из Хайлара и проследовал на двух автомобилях к монастырю Ганчжур, расположенному в 175 км к юго-западу от Хайлара. Мы добрались до монастыря поздно вечером того же дня и провели несколько дней в занятиях ботаническими сборами в его окрестностях, в типичной пустынно-степной местности. Особое внимание было уделено участкам песчаных дюн. Во время нахождения в монастыре г-н де Рерих занимался изучением лекарственных веществ и копировал тибетскую медицинскую рукопись, которая будет переведена на английский. Из Ганчжура отряд проследовал в направлении Аршан Ямыня, расположенного в 20 км к юго-западу от монастыря Ганчжур, и затем, миновав Зангин Сумэ, направился к Хандагаю. Во время путешествия участниками отряда были сделаны обширные ботанические сборы. В Хандагае экспедиция провела 3 дня, занимаясь сборами в окрестностях. Следующая остановка была в Цаган-нуре, там собрали большие коллекции. Обратный путь в Хайлар проходил через долины Гуен-гол и Имин-гол. Из Хайлара экспедиция отправилась в Хинганские горы, где устроила базу в Бариме. В Хинганских горах мы провели 2 недели. В настоящее время ведется следующая работа:

1. Сбор семян в Хинганских горах и в степи в окрестностях Ман-ку.
2. Изучение и сортировка ботанической коллекции, собранной в Восточной Монголии и в Хинганских горах.
3. Сбор сведений о лечебных травах и собирание коллекции образцов лечебных трав, произрастающих в Северной Маньчжурии. Сбор и перевод китайских и тибетских медицинских текстов.
4. Подготовка научного отчета о ботанических результатах летней полевой работы в Барге и Хинганских горах.

Мы предполагаем возобновить полевую работу в Джехоле и прилегающих районах на границе пустыни Гоби, как только будут классифицированы коллекции и составлен должным образом научный отчет.

Сегодня в американском консульстве нам сказали, что д-р Макмиллан и г-н Стивенс выехали из Харбина через Дайрен.

С наилучшими пожеланиями от всех членов отряда.

Искренне Ваш
Н. де Рерих

UIL, Henry A. Wallace Papers. Box: Wallace's Correspondence:
October, 1933 – July, 1935. Авториз. машинопись, 5 л. Вариант:
РЦНК. Ф. 2, on. 1, д. 53, 4 л. Копия

Обсуждение

Ваш комментарий:
 

QR Code
QR Code 1 октября 1934 года (generated for current page)