Strata storage: Failed to open data source.

Международный Центр Наследия Рерихов "Мир через Культуру"

24 октября 1934 года

Письмо Николая Рериха - Генри Уоллесу

Харбин, 24 октября 1934

Уважаемый господин министр,
В дополнение к нашему меморандуму от 20 июля и нашему письму от 1 октября, а также учитывая некоторые заявления, сделанные господином Г.Г.Макмилланом, мы имеем заявить следующее:

Заявление Макмиллана от 9 июля относительно газетных отчетов и интервью, данных профессором де Рерихом, показывает полное отсутствие понимания им всей ситуации. Мы никогда не игнорировали посольство во время пребывания в Токио и посещали его несколько раз. Мы не понимаем странного отношения г-на Гэррелса к нашему письму от 23 мая г-ну Макмиллану. Это письмо содержало довольно конкретные инструкции и было составлено вчерне после беседы с г-ном Грю, американским послом в Токио. Во время этой встречи мы просили посла оказать помощь экспедиции и показали ему Ваше письмо от 16 марта. Посол, как оказалось, знал обо всем. Он посоветовал нам, ввиду весьма деликатной ситуации с новым штатом в Маньчжурии, использовать наши личные связи в переговорах с местными властями. Мы не встречались с американским консулом (г-ном Гэррелсом) в Токио, поскольку не имеем американского гражданства и нам нечего было обсуждать с ним.

В своем заявлении о господине Тейджи Цубоками, г-н Макмиллан опять проявляет полное невежество. Г-н Цубоками как глава Отдела культуры МИД в Токио отвечает за всю научную работу, происходящую на японской территории, в Корее и на Квантунском полуострове. Он не является «чиновником-пропагандистом в пользу Маньчжоу-Го», как было заявлено г-ном Макмилланом. Помощь г-на Цубоками была необходима, чтобы заручиться содействием японских консульских чиновников по пути следования экспедиции. Следствием возражения г-на Макмиллана против посещения Миссии Маньчжоу-Го в Токио стала излишне долгая задержка его и его коллеги в Дайрене. Мы получили бесплатные визы из Миссии Маньчжоу-Го без всякого труда и проволочек.

Г-н Макмиллан опять-таки совершенно неправ, утверждая, что наш отряд посетил Мукден и имел там переговоры с местными властями. Меморандум, на который он ссылается, и Ваше письмо от 16 марта были показаны профессором де Рерихом в МИДе в Токио перед отбытием из Японии, и их содержание было передано правительству Маньчжоу-Го г-ном Цубоками. Мы никогда не попадали в затруднительное положение в Мукдене, как утверждает г-н Макмиллан, и нигде не задерживались. Единственная наша задержка была вызвана неприбытием г-на Макмиллана и его спутника. Его заявление о нашем визите в Военное министерство Японии совершенно смехотворно и вновь показывает его полное незнание местных условий. Визит в Военное министерство был необходим, чтобы заручиться содействием японских военных властей.

Насколько нам известно, г-н Грю, посол САСШ, никогда не посещал Индии во время нашего пребывания там. Ему было известно о Центральноазиатской экспедиции Рерихов во время службы в Госдепартаменте в Вашингтоне. Посол был хорошо осведомлен о нашем приезде, т.к. он получил письмо из Рериховского музея в Нью-Йорке, в чем он и признался. Утверждение консула, что «из всех людей мира, путешествующих в этой части мира, меньше всего русских», кажется более чем странным, поскольку именно в этой части мира железнодорожная полиция и железнодорожная охрана состоит из русских. Все экспедиции, как японские, так и иностранные, имеют русских сотрудников. Все иностранные фирмы используют русских в качестве своих представителей и агентов. То же самое верно и в отношении консульств и банков.

Советские визы были абсолютно бесполезны в Маньчжоу-Го и вызвали лишь ненужные подозрения. Все утверждения о японских подозрениях совершенно неверны. Причиной всех трудностей были действия самого г-на Макмиллана. Беспокойство г-на Макмиллана по поводу небезопасности пребывания в Харбине смехотворно. Если бы он двигался, как было указано в нашем письме от 23 мая, то у нас не было бы проблем с боеприпасами. Боеприпасы в настоящее время переданы на хранение в армейский склад в Дайрене, где они записаны на имя г-на Макмиллана, и хотя мы просили его положить их на наше имя, он не сделал этого и не информировал нас о том, что заедет в Дайрен на обратном пути. Его утверждение от 10 июля о плохих условиях на железной дороге между Харбином и Хайларом неверны. Эта линия безопасна, и европейские женщины и дети регулярно пользуются ею. Неоправданные действия г-на Макмиллана и его сепаратные переговоры привели в смущение местных чиновников (см. параграф 3 письма от 20 июля). Описание г-ном Макмилланом его беседы с г-ном Кавасаки в Синьчине, содержащееся в письме Гэррелсу от 20 июля, совершенно искажает реальные факты. Прежде всего, секретарь экспедиции г-н с. Китагава никогда не служил в ведомстве г-на Кавасаки. Во-вторых, заявление прессы, названное в письме рекламным листком, было передано г-ну Кавасаки по его просьбе. Заявление было подготовлено в Соединенных Штатах и составлено из сообщений американской прессы. Задержка экспедиции произошла исключительно из-за неоправданных действий г-на Макмиллана. Во время задержек мы постоянно получали запросы относительно местопребывания обоих ботаников от японских властей и даже от американского консульства в Харбине (копия прилагается). По заведенному обычаю, подчиненный должен сообщить о себе своему начальнику сразу же по прибытии. Этого г-н Макмиллан не сделал, хотя г-н де Рерих передал ему, что проф. де Рерих ожидает его. Мы не скрывали нашего адреса, он был сообщен г-ну Макмиллану, был известен в отеле (где нас уведомили о прибытии г-на Макмиллана) и в американском консульстве.

Частые утверждения г-на Макмиллана о его якобы подозрениях во всем, что связано с именем Рериха, это чистая клевета. Мы никогда не посещали летний курорт белых русских в окрестностях Хайлара. Сообщение о казаке-охраннике у дверей смехотворно. Г-н Макмиллан никогда не приближался к нашему дому в Харбине. Утверждение г-на Макмиллана в его письме от 11 августа (параграф 4) опять-таки совершенно неверно. Мы были вынуждены отложить наш отъезд из-за поломок на железной дороге, приведших к опозданию поездов на 9 часов. Станционное начальство, однако, получило инструкции скрыть истинное положение дел на дороге и продолжало продавать билеты. Г-н Макмиллан и его спутник не предприняли попытки встретиться с начальником экспедиции во время поездки в Хайлар, хотя ехали в том же самом вагоне. У двери в купе, в котором находились профессор де Рерих и другие члены экспедиции, не было выставлено никакой охраны. Несколько других пассажиров побывали в нашем купе во время путешествия.

Рассказ о наших переговорах с полковником Сайто в Хайларе приведен в нашем письме от 1 октября. Мы можем лишь добавить, что версия событий, изложенная г-ном Макмилланом, опять-таки совершенно неверна. Не было и речи об остановке экспедиции, и полковник Сайто просто хотел узнать, что случилось с г-ном Макмилланом и его спутником, названных членами нашего отряда в письме из МИД в Токио властям Маньчжоу-Го.

С экспедицией не было никакой казачьей армии (!) или обмундирования. Утверждение, будто мы обещали, что все, включая двух ботаников, поедут в Хинганские горы, является совершенной ложью. Мы никогда не утверждали ничего подобного. По возвращении в Хайлар г-н Макмиллан вновь не сделал попытки посетить начальника экспедиции, хотя г-н Сайто, японские ботаники, сопровождающие г-на Макмиллана, посетили нас в Хайларе и даже приехали на станцию, чтобы проводить нас.

Вся переписка создает довольно определенное впечатление, что утверждения г-на Макмиллана были сделаны с целью помешать работе экспедиции и опорочить доброе имя ее руководителя.

С сердечными пожеланиями,
Искренне Ваши
Николай де Рерих Джорж де Рерих

P.S. Название местностей вдоль маршрута нашей экспедиции, указанные г-ном Макмилланом, полны ошибок и в ряде случаев неверны.

UIL, Henry A. Wallace Papers. Box: Wallace's Correspondence:
October, 1933 – July, 1935. Авториз. машинопись, 5 л.

Обсуждение

Ваш комментарий:
 

QR Code
QR Code 24 октября 1934 года (generated for current page)