Международный Центр Наследия Рерихов "Мир через Культуру"

1926

В Урге (Улан-Батор, Монголия) издан первый вариант книги «Община».

В 1927 году по приезде Николая Рериха в Монголию сразу же налаживаются тесные контакты с Цыбеном Жамцарано, непременным секретарем Монгольского Ученого комитета, имевшим большое влияние в правительстве МНР. Жамцарано активно поддержал Центральноазиатскую экспедицию, «создав ей самые благоприятные условия для работы в Монголии»

Биографические данные

Январь

1 января - власти Хотана арестовали всех членов экспедиции Рериха. Видную роль в разрешении конфликта сыграл генеральный консул Британии в Кашгаре, майор Г.В.Б. Гиллан, ему Рерих направил письмо с просьбой о помощи.

2 января - письмо Николая Рериха с просьбой о помощи генеральному консулу Британии в Кашгаре, майору Г.В.Б.Гиллану с «призывом ко всем иностранным представителям в Кашгаре». Суть этого обращения сводилась к следующему: ходатайствовать перед вышестоящими китайскими властями о защите экспедиции от местных властей, которые насильно удерживали ее в Хотане.

10 января - запись в дневнике Е.Рерих: «О вреде Англии – не вчера, не сегодня, но до скончания. Именно в каждой пылинке узрите вред Англии… Хуже китайцев Англия».

12 января - Г.В.Б. Гиллан обратился к генерал-губернатору Урумчи Ян Цзен-синю, чтобы тот разрешил экспедиции проследовать в Кашгар, как она того желает.

«Профессор Рерих, американский гражданин, находящийся в Хотане, просит меня ходатайствовать в его пользу, утверждая, что он и его спутники насильно задержаны даотаем Хотана… Им нужно срочно попасть в Кашгар, чтобы получить медицинскую помощь у местных докторов и денежный перевод из Америки. Памятуя о нашей дружбе, прошу Ваше Превосходительство дать указание хотанским властям немедленно разрешить экспедиции двигаться в Кашгар. Отказ может повлечь за собой недовольство правительства США, которое проявляет особое расположение к стране Вашего Превосходительства…».

Майор Гиллан направил воззвание о содействии Рериху и своему коллеге, советскому консулу в Кашгаре М.Ф.Думпису. Но тот ответил, что не может участвовать в разбирательстве, поскольку ему ничего не известно относительно права профессора на въезд в страну и целей его пребывания. Конечно, советский консул ничего не знал о встречах Рериха в Берлине и Париже с двумя полпредами, которые обещали ему содействие на Востоке. Точнее, он не был уведомлен об особой миссии, направляющейся из Индии, хотя руководство НКИД уже приняло решение об оказании экспедиции Рериха посильной помощи. А если бы консул и знал что-то об этой миссии, то не подал бы виду англичанам. Кашгар являлся одной из самых горячих точек Центральной Азии.

Рерих самостоятельно действовал по всем направлениям. Немалую роль в освобождении художника и его спутников из хотанского плена сыграл всё-таки консул Думпис. Быть может, даже большую роль, чем Гиллан. Николай Константинович пишет дипломатическому представителю СССР в Кашгарии письмо.

«Уважаемый господин консул! Из прилагаемых телеграмм Вы увидите, что наша экспедиция, о которой Вы уже могли слышать, терпит притеснения со стороны китайских властей Хотана.

Экспедиция организована американскими художественными учреждениями с целью зафиксирования художественных сокровищ Азии, а между тем власти Хотана воспретили мне писать этюды. Мы уверены, что во имя культурных целей экспедиции Вы не откажете в своем просвещенном содействии.

Не найдете ли возможным сообщить соответственно и власти Урумчи, а также послать прилагаемые телеграммы по назначению, через Москву. Буду рад получить от Вас извещение и немедленно возместить стоимость телеграмм. Недавно Америка дружелюбно устроила выставку художников СССР, и я знаю, что всякое культурное начинание, как наша экспедиция, вызовет Ваше дружеское участие.

Такая защита международных культурных интересов дает мне возможность выразить Вам благодарность от лица американских учреждений. С искренним приветом, Н.Рерих».

Следом консулу Думпису пошло еще одно письмо, в трех одинаковых копиях. От общекультурных проблем художник перешел к насущным просьбам и мягко настаивал оказать ему самое серьезное содействие.

Незамедлительно консульские сообщения были направлены в НКИД. Кашгарский представитель проинформировал свое руководство о тех злоключениях, которые претерпела экспедиция, и о ее безуспешных обращениях за помощью в Нью-Йорк, Лондон и Пекин. В Москву консул также переслал все письма Рериха. Думпис взял на себя нелегкую задачу – лично встретился с губернатором Во-инем и добился от него твердого обещания освободить путешественников из-под стражи. Переговоры продлились более месяца, и 7 февраля 1926-го консул сообщил в НКИД, что они завершились успешно.

Таким образом спустя три месяца произошло высвобождение из хотанской ловушки, и в этой акции участвовали две противоборствующие стороны, политические противники Британия и Советы.

Кашгарский даотай Bo-инь, не возражавший против прибытия каравана, также телеграфировал губернатору в поддержку заявления Гиллана. Круговые усилия возымели действие, и даотай Хотана Ма Да-жень дрогнул. Каравану было разрешено двигаться дальше и возвращено конфискованное оружие.

19 января - письмо наркому просвещения Луначарскому от «Махатмы Индийского». Луначарский уже хорошо был осведомлен о «великом Союзе Востока» и о том, что «превосходство Азии является космическим течением».

22 января - Николай Рерих при содействии Думписа телеграфирует в Париж полпреду Красину об успехе экспедиции: «Благополучно приближаюсь к Москве. Материал исключительный. Сообщите наркому Чичерину. Могу быть в Москве в мае. Шлю привет вашей семье. – Дордже».

Февраль

1 февраля - Николай Рерих перед самым отъездом из Хотана заканчивает серию картин «Майтрейя». Семь завораживающих полотен, пронизанных чувством ожидания Майтрейи. Повсюду стремительный красный всадник, несущийся с вестью по Азии. Названия картин очень показательны: «Шамбала идет», «Конь счастья», «Твердыни стен», «Знамя грядущего», «Мощь пещер», «Шепоты пустыни», «Майтрейя Победитель».

12 февраля - экспедиция Рерихов прибыла в Кашгар. Невзирая на краткость остановки, удалось все-таки наладить хороший контакт с советским консульством. Чего нельзя сказать о китайских властях. Рериху, так же как и в Хотане, было запрещено что-либо делать. К тому же китайцы и англичане окружили его двойным шпионажем. В Кашгаре Рерихи познакомились с Антоном Федоровичем Яловенко, который в 1936 г. поселился в Наггаре и стал домашним врачом семьи Рерихов, а позже - управляющим поместьем.

16 февраля - запись в дневнике З.Фосдик: «Я и Нуця [Морис Лихтман - муж З.Фосдик] едем летом вместе в Мичиган [Москву] видеть Отца!.. Дядя Боря [Д.Бородин]… привел симпатичного родственника 1) Никольского»Курсивный шрифт.

23 февраля - письмо Е.Рерих американским сотрудникам.

25 февраля - экспедиция Рериха вышла из Кашгара.

16 марта - письмо Шибаева В.А. из Риги в Книжную Палату СССР с просьбой распределить согласно установленным правилам 32 экземпляра книги «Чаша Востока», пересланных им в Москву. Рерихи нисколько не сомневались, что книги попадут в Кремль, на столы высшим чиновникам государства.

Апрель

11 апреля - экспедиция Рерихов прибывает в Урумчи - столицу Синьцзяна, где караван остаётся до 16 мая. Этот месяц был насыщен встречами с китайскими властями и советскими представителями. Николай Рерих часто беседует с генеральным консулом А.Е.Быстровым о британской экспансии в Азии и перспективах монгольской автономии.

12 апреля - Николай Рерих нанес визиты губернатору Ян Цзен-синю и комиссару иностранных дел Фань Яо-наню, которые заверили гостя, что ему нечего опасаться каких-либо репрессий со стороны китайских властей, подобно тому как случилось в Хотане и по дороге из Кашгара в Урумчи. Пока официальные лица давали заверения, в квартире Рерихов был произведен обыск и перерыто буквально всё имущество.

В тот же день, 12 апреля, Николай Константинович посетил советское генконсульство, где познакомился с консулом Александром Ефимовичем Быстровым-Запольским, вскоре ставшим близким его сотрудником на долгие годы. В 1926 году консул успешно прошел испытание и ему было вручено кольцо ученика.

Рерих сразу же сообщил Быстрову, что везет дар Махатм – землю на могилу Ленина. Упоминание об Учителях нисколько не удивило Быстрова. Эти слова он воспринял естественно, без малейшего колебания. В консульском дневнике им в этот день оставлена запись: «Махатмы – ученые люди, достигшие нравственного совершенства и живущие в глубине гор Гималаев».

Постоянные встречи в стенах генконсульства и даже вне его стен (все вместе, например, ездили за город на пикник к Цю Да-хэну, секретарю губернатора Урумчи) убедили Быстрова в большой важности экспедиции, которая собрала массу интересного материала в Индии и Малом Тибете. Разговоры неизменно сводились к одному. Рерих подчеркивал мысль об объединении буддийского мира с Советской Россией. В этом он обещал помощь тех самых Махатм.

15 апреля - Лихтманы получили визу в Россию через Торговое представительство СССР в Париже согласно постановления Парижской Концессионной комиссии. См. также письмо Перлина от 10 мая.

19 апреля - запись в дневнике консула Быстрова:

«Сегодня приходили ко мне Рерих с женой и сыном. Рассказывали много интересного из своих путешествий. По их рассказам, они изучают буддизм, связаны с Махатмами, очень часто получают от Махатм директивы, что нужно делать. Между прочим, они заявили, что везут письма Махатм на имя товарищей Чичерина и Сталина. Задачей Махатм будто бы является объединение буддизма с коммунизмом и создание великого восточного союза Республик. Среди тибетцев и индусов-буддистов ходит поверье (пророчество) о том, что освобождение их от иностранного ига придет именно из России, от красных (Северная красная Шамбала). Рерихи везут в Москву несколько пророчеств такого рода. Везут также индусские и тибетские картины, написанные в этом же роде. Из слов Рериха можно понять, что их поездки по Индии, Тибету и Западному Китаю – выполнение задач Махатм, и для выполнения задания Махатм они должны направиться в СССР, а потом якобы в Монголию, где они должны связаться с бежавшим из Тибета в Китай Таши-ламой (помощником Далай-ламы по духовной части) и вытащить его в Монголию, а уже оттуда двинуться духовным шествием для освобождения Тибета от ига англичан».

21 апреля - пребывание Рериха в Урумчи удивительным образом совпало с подготовкой к открытию памятника Ленину на территории советского генконсульства. Медный бюст вождя был заказан и отлит в Москве на деньги, собранные по подписке сотрудниками советских учреждений в Синьцзяне. 21 апреля, как раз в момент получения бюста, у Быстрова оказался Рерих, и тот попросил художника набросать несколько эскизов для пьедестала. Николай Константинович с удовольствием отозвался на просьбу консула, и уже на следующее утро рисунки были готовы, хороший подарок ко дню рождения Ленина. По проекту Рериха пьедесталом должна была служить усеченная пирамида из красного камня (в основании квадрат), что придавало бы всему сооружению массивный вид и красивые очертания. На пьедестале – символы Советов (серп и молот) и тибетские знаки. На лицевой стороне предполагалось выбить надпись «Ленин – великий Учитель» на семи языках.

В тот же день во дворе, напротив здания генконсульства, разбили небольшой сквер и цветник и произвели закладку памятника. Правда, установить его к 1 мая – дню международной солидарности трудящихся – не удалось. Этому воспрепятствовал комиссар Фань, указав консулу на незаконность подобного прецедента. На территорию Китайской республики не может быть ввезен «бюст коммунистического революционного вождя чужого государства» и выставляться в обозримом для всех месте.

29 апреля - запись в дневнике Е.Рерих: «Поверх всего стоит сужденная Б[елуха]. М[осква] – ступень. Мон[голия] – ступень. Мой ашрам – ступень. Б[елуха] – мера мира. Руки Мои протянуты к г[оре], где центр мира… ибо только там зародится Союз Востока, ибо там назовется Содружество М[айтрейи]… По древнему завету место Союза девственно и ничто не покрывает древнейшую кору планеты. Руки Мои протянуты к склону горы, на ней явлена руда осмиридия и лития, почва наполнена явлением радия. Так Мы готовим место мира».

Май

6 мая - запись А.Е.Быстрова в консульском дневнике о разговоре с Рерихом:

«Приходил Рерих. Вели беседы на разные темы… По его разговорам видно, что идет большая работа по объединению монгол всех районов в одно целое для создания Великой Монголии, начиная от Забайкалья до Хотана в эту сторону и до Тибета в сторону Востока.

Такая работа по имеющимся у меня сведениям, правда, не проверенным, производится и здесь, но очень осторожно, т.к. местные монголы сильно запуганы и боятся китвластей, имеющих везде своих шпионов, но все же по Синьцзяну ходит целый ряд «лам», рассказывающих пророчества, по которым якобы пришло время объединения монгол».

Не будучи еще в Монголии и в Тибете, Рерих, как видно из текста дневника, проявлял определенный интерес к идее собирания монгольских племен под знаменем буддизма.

В этот же день Быстров подвел итоги пребывания Рериха в Урумчи, сообщив в НКИД: «Главное – это его связь с Махатмами… от сказанных людей он имеет директивы для разговоров в Москве».

8 мая - перед отъездом из Синьцзяна Николай Рерих составляет завещание, заверенное секретарем Генерального консульства СССР в Урумчи П.Плотниковым, которое, как предполагалось станет доказательством политической благонадежности Н.Рериха. Завещание должно было попасть в Москву по дипломатическим каналам. Расчет оказался верным – консул А.Быстров послал копию документа Сталину, как только караван тронулся в путь. Согласно завещанию, художник передавал все свое имущество, картины, литературные права, паи и шеры американских корпораций в пожизненное пользование жене Е.И.Рерих. А после нее – Всесоюзной Коммунистической партии. Единственная просьба состояла в том, чтобы «предметам искусства было дано должное место, соответствующее высоким задачам коммунизма». Распорядителями завещания назначались Г.В.Чичерин, И.В.Сталин и А.Е.Быстров.

10 мая - письмо Перлина Л.А.2) в Главный Концессионный комитет по поводу выдачи виз в Россию семье Лихтма: «Из беседы с гр. Лихтман выяснилось, что их поездка носит скорее предварительный характер. До сих пор в распоряжении этой группы в Нью-Йорке не было достаточных данных о районе г. Белухи на Алтае ввиду малой исследованности этого края. Поэтому они предполагают, в первую очередь, заручиться у Вас в Москве уже имеющимися материалами о горных ископаемых этого района или же, в случае отсутствия таковых, организовать специальную экспедицию для предварительной разведки».

май 1926 г. - сведения о пребывании Рериха в Синьцзяне параллельно с консульскими каналами поступали по линии разведотдела в «Управление штаба Средне Азиатского Военного Округа». В сводках военной разведки есть нюансы, отличающиеся от тех, которые приводит консул Быстров. Акценты сделаны, согласно донесениям некоего Гончаренко, на целенаправленной работе Николая Константиновича в среде буддистски настроенных монгольских князей весной 1926 года:

«В мае месяце в Урумчи был также художник Рерих, который называет себя американцем и посетил Индию и Малый Тибет. Он имеет какое-то отношение к буддийскому миру и якобы имеет поручение установить связь между буддистами Советской России и Индии. Его разговоры постоянно сводились к этому, причем он указывал, что среди буддистов идет большая работа по объединению монгол от Забайкалья до Хотана и Тибета в одну Великую Монголию. Осторожные шаги были предприняты им к установлению связи с синьцзянскими монголами…».

16 мая - экспедиция Рерихов покидает Урумчи - столицу Синьцзяна и направилась к советской границе и пересекла её в районе озера Зайсан. Помимо Николая Рериха, его жены Елены Ивановны и сына Юрия, в состав экспедиционного отряда входили два ламы, Рамзана и Церинг. Все они двинулись в Московию (так в 1920-е еще называли столицу, как бы совсем отдельное государство).

Июнь

9 июня - Рерихи (Николай, Елена, Юрий) прибывают в Москву. Их сопровождают ладакец Рамзана Кошаль и лама Лобзанг.

10 июня - Рерихи встречаются с наркомом иностранных дел СССР Г.В.Чичериным. Позже они встречаются с А.В.Луначарским, Н.К.Крупской.

13 июня - Зинаида и Морис Лихтманы прибывают в Москву.

14 июня

18 июня - супруги Лихтман нанесли визит профессору Н.Макарову, сотруднику Наркомзема, знакомому З.Лихтман еще по Нью-Йорку. Также Лихтманы были на приеме у М.Япольского, начальника Отдела проведения договоров Концессионного комитета.

20 июня - 21 июня - 23 июня - 25 июня - 26 июня - 27 июня

28 июня - М.Скобелев и М.Япольский направляют М.в Концессионную комиссию ВСНХ и Горный отдел Главного экономического управления ВСНХ письмо по поводу переговоров с корпорацией «Белуха».

Июль

1 июля - 4 июля

5 июля - супруги Лихтман ведут переговоры в Концессионном комитете. Николай Рерих посетил начальника Горного отдела Главного экономического управления ВСНХ В.М.Свердлова. Запись в дневнике Е. Рерих: «Можно ручаться относительно успеха Таши-ламы».

7 июля - Лихтманы завершили переговоры по корпорации «Белуха». Им было разрешено провести разведывательную экспедицию в районе горы Белуха.

8 июля

12 июля - на заседании Главконцесскома при Совнаркоме М.Япольский представляет соглашение по корпорации «Белуха». Малый Совет ГКК принял секретное постановление, разрешающее корпорации «отправиться для обследования горных богатств района горы Белуха в Юго-Западном Алтае».

17 июля - З.Лихтман доставила визитную карточку Н.Рериха в приемную Л.Троцкого.

Письмо в Главконцесском от Соловей Д.М., Долгашев-Дик (Концессионная комиссия ВСНХ): «…Район горы Белухи на Алтае до сих пор систематическому изучению не подвергался… Намётка концессионных условий возможна лишь с приездом гр. Лихтмана». Это был удачный поворот дел для корпорации «Белуха». Главконцесском был готов к проведению переговоров. Необходимость экспедиции на Алтай по разведке полезных ископаемых и выбору земель под концессии стала очевидной. Решающую роль сыграла мировая известность Николая Рериха и его личное обаяние.

На 17 июля был назначен первоначально выезд экспедиции из Москвы. Но в последний момент выезд перенесли на 22 июля. Елена Ивановна получила указание об изменении даты отправления от своего Учителя, Махатмы М. Потом выяснилось, поезд, вышедший на Новосибирск 17 июля, через день потерпел крушение. К тому же, по объективным причинам, разведпартия геологов оказалась не готова к отбытию в срок – не успели закупить оборудование.

20 июля - начальник Отдела проведения договоров Главного Концессионного комитета СССР М.Япольский направил письмо Председателю Главконцесскома Л.Троцкому с ходатайством о встрече с Николаем Рерихом, однако встреча Троцкого с Рерихов так и не состоялась.

22 июля - Рерихи покидают Москву и едут в Горный Алтай.

28 июля - Рерихи прибыли в Барнаул, поселились в гостинице «Империал». Рерихов сопровождали супргуи Лихтманы и двое тибетцев. Николай Рерих выступил с лекцией-беседой перед местными художниками, среди которых оказался его ученик по Школе Общества Поощрения Художеств в Петербурге А.Н.Борисов.

29 июля - Рерихи и сопровождающие их лица выехали из Барнаула пароходом по Оби.

30 июля - Рерихи прибыли в Бийск, расположенный у слияния рек Бии и Катуни. После короткого отдыха наняли четыре подводы с лошадьми и направились в сторону Белухи. Путешествие до Верхнего Уймона заняло семь дней. Сама поездка оказалась сложной из-за погодных условий – шли сильные дожди, зато удалось посетить уникальные места, такие например, как Кырлык, где зарождался культ Белого Бурхана. В Уймоне Рерихи разместились в доме старовера B.C.Атаманова, известного в округе лекаря-травника и проводника (он сопровождал в походах по Алтаю профессора В.В.Сапожникова и художника Г.И.Гуркина). В одной из комнат на стене была нарисована красная чаша. Еще в Москве Рерихи знали, что будут жить в этом доме.

Верхний Уймон стал базой экспедиции. Здесь она находилась 12 дней. Сразу же приступили к разведке горных пород, руд и минералов. По заказу Рерихов местные жители шили полотняные мешочки для полезных ископаемых. Лихтманы должны были присоединить свою долю образцов к находкам, сделанным геологической партией Пономарева.

Август

1 августа

3 августа - запись в дневнике Е.Рерих: «Нужно ехать на Алтай, утвердить место буддизма». Эта запись настолько важна, что Зинаида Лихтман переписала ее в свой собственный дневник.

8 августа - 10 августа - 11 августа - 12 августа - 13 августа - 14 августа

середина августа - с большим опоздание на Алтай выступила геологическая партия Пономарева.

15 августа - Рерихов посетил геолог Н.Н.Падуров, который вместе с помощником студентом Н.К.Разумовским специально был послан Геолкомом для обследования верхнего течения реки Ак-кем. Непосредственно на склонах Белухи, с северной ее стороны, геолкомовцы тоже обнаружили молибден. Николай Рерих предложил Падурову присоединиться к экспедиции, планируемой американской корпорацией на 1927 год.

17 августа - Рерихи и Лихтман любовались великолепной панорамой горы Белуха.

19 августа - 26 августа - 27 августа - 28 августа - 30 августа

31 августа - Б.Рериху в Новосибирске был показан Камень Чинтамани.

Сентябрь

сентябрь 1926 г. - экспедиция Рерихов прибыла в Ургу (Монголию), где была предпринята длительная подготовка к Тибетской экспедиции. Николай Рерих пригласил Н.В. Кордашевского принять участие в Тибетской экспедиции, которая отправлялась из Урги в направлении Лхасы. Поход был намечен на середину апреля 1927 года. Однако часть маршрута полковнику предложили пройти самостоятельно – сформировать собственный малый караван в китайском Тяньцзине и двинуться навстречу экспедиционному отряду. Предполагалось первоначально, что встреча обоих караванов произойдет на озере Кукунор. В экспедиции Кордашевскому отводилась роль начальника вооруженной охраны. «Имея крупицу знаний, я совершенно буду доволен работой кшатрия в великой эпопее». - писал он Николаю Рериху.

3 сентября

7 сентября - запись в дневнике Е.Рерих: «Незачем слишком ограничивать себя Белухой – задача всей Азии шире…»

20 сентября - секретарь парижского Концессионного комитета СССР Л.Перлин направляет письмо в Главный Концессионный комитет СССР о планах корпорации «Белуха» весной 1927 года «послать вторую экспедицию для более детальных поисков».

Ноябрь

осень 1926 г. - американским сотрудникам было направлено задание изготовить орден «Будды Всепобеждающего». Этот «буддийский знак» Николай Рерих просил заказать в лучшей ювелирной мастерской Тиффани. Он специально нарисовал в виде образца целых три эскиза. На фоне давидовой звезды (в другом варианте – двойной ваджры) выделялась рельефная золоченая фигура Манджушри – «воинственного» бодхисаттвы с огненным мечом. У его лотосовых стоп красовалась еще одна звезда – пятиконечная. Для того чтобы придать изображению вид драгоценности, было предложено применить сложную технику: сделать ярко-червонную позолоту и синюю и зеленую эмаль в ауре Благословенного. 3) Орден в виде подвески предназначался «большому буддийскому лицу».

28 ноября - письмо Е. Рерих в Америку: «Весною знак должен быть привезен нам. Силуэт должен быть спокойным. Рельеф фигуры должен быть значительным. Гравировка пламени и лучей должна быть значительна по углублению. Солидно и ценно. Закажите три таких знака. Родные, приложите все усилия, чтобы сделать как можно лучше. Совершенно необходимо, чтоб знак этот имел вид драгоценности…

Н[иколай] К[онстантинович] пишет картину в дар Монг[ольскому] Прав[ительству] от СССР».

Кому же предназначалась такая драгоценность? И притом, три экземпляра. Стоимость одного массивного, изготовленного из серебра ордена составила 700 американских долларов (!). Это три месячных экспедиционных жалованья Рериха. На оборотной стороне рериховского эскиза Елена Ивановна написала имена будущих владельцев. Первый орден предназначался Далай-ламе, второй – Таши-ламе, третий… Последним награжденным мог оказаться, по крайней мере, тоже лама, рангом не ниже, чем первые два. Быть может, Западный Далай-лама?..

Позже картина «Великий Всадник», о которой упоминается в письме, была вручена Николаем Рерихом правительству Монголии 11 марта 1927.

Декабрь

декабрь 1926г. - Б.Рерих,как представитель корпорации «Белуха» в СССР представил в Главконцесском СССР отчет горного инженера Т.Н.Пономарева о летних разведках у горы Белухи.

8 декабря - советский полпред в МНР П.М.Никифоров направляет наркому иностранных дел Чичерину с грифом «секретно» письмо, в котором сообщает о прибывшем в Монголию художнике Николае Рерихе.

конец декабря - Б.К.Рерих представил в Главконцесском отчет на 53 печатных страницах о всех образцах пород, найденных на Алтай в ходе экспедиции в августе этого года.

В докладе сообщалось, что в районе горы Белухи и в долине Катуни отмечены признаки золота, медных руд, залежи угля, асбест и, особенно часто, какой-то стально-серый и свинцово-серый минерал с металлическим блеском». В последнем минерале профессор В.А.Обручев распознал молибденит.

Картины Николая Рериха

1)
Родственниками в Музее Рерихов называли большевиков и советских
2)
секретарь Концессионной комиссии в Париже
3)
Н.К.Рерих. Эскиз ордена «Будды Всепобеждающего» (в натуральную величину). Акварель. 1926. Архив Русского культурного центра, Амхерст колледж, США

Обсуждение

Ваш комментарий:
 

QR Code
QR Code 1926 (generated for current page)