Международный Центр Наследия Рерихов "Мир через Культуру"

1927 год

В начале 1927г. в Монголии издан первый вариант книги «Община» (ургинский вариант).

В 1927г. в Нью-Йорке началось строительство Мастер Билдинга, или Дома Учителя. Согласно проекту в нём должен был помещаться храм в честь Будды и Шамбалы. Для проведения храмовой службы в Нью-Йорк предполагалось вызвать ученого ламу из Тибета. В небоскребе размещались все рериховские учреждения, включая Музей. На вершине 24-этажного здания (позже добавилось еще пять этажей) и возводился этот буддийский храм в виде ступы. В последний момент проект был несколько изменен – ступа приобрела стилизованную форму, а большое панно на буддийский сюжет при входе, в главной гостиной Дома, заменили картиной Рериха «Сокровище Ангелов».

В 1927 г. Борис Рерих подвергся тюремному заключению.

Биографические данные

Февраль

февраль 1927г. - полковник Н.Кордашевский, которого Николай Рерих пригласил принять участие в Тибетской экспедиции, выехал из Риги.

февраль 1927г. - через Б.К.Рериха супруги Лихтман занимаются вопросами получения виз на въезд в СССР. На этот раз никаких проблем не возникло. Американская группа получила не только визы, но и лицензии на ввоз оборудования. Груз Лихтманов состоял из трех больших деревянных ящиков, трех больших и восьми обыкновенных чемоданов, содержащих лагерное снаряжение, одежду, медикаменты и… краски. Этот груз, конечно, предназначался для Тибетского путешествия экспедиции Рерихов.

28 февраля - Николай Рерих направляет письмо поверенному в делах СССР в Монголии Л.Е.Берлину.

Полпредство СССР направило вербальную ноту в Министерство иностранных дел МНР и просило «не отказать в любезности в выдаче охранной грамоты академику Рериху» и его спутникам на беспрепятственный переход монгольской границы в пункте Юм-Бейсэ и провоз имущества экспедиции, в том числе валюты и оружия. Что касается вооружения, то и здесь не обошлось без советских представителей. Рериху была отдана часть оружия и снаряжения, оставленная в Урге экспедиционным отрядом П.К.Козлова.

Март

март 1927г. - супруги Лихтман снова приехали в Москву. Они направлялись в Ургу, чтобы доставить Рерихам экспедиционный груз из Америки и проводить их в тибетское путешествие. Транзитная остановка Лихтманов на пути в Монголию была сравнительно короткой, всего одна неделя.

5 марта - сотрудник Главконцесскома М.Скобелев в письме к заместителю Наркоминдела М.М.Литвинову спрашивает, как ему реагировать на обращение представителя «Белухи» Б.Рериха, который подымает вопрос о возможности «привлечения фирмы к промышленной (главным образом, горной) деятельности в Танну-Тувинекой республике». Речь шла о «политической целесообразности» проникновения американского капитала в Танну-Туву.

8 марта - Николай Рерих подал поверенному в делах СССР в Монголии Л.Берлину список участников художественно-археологической экспедиции в Тибет (в дополнение к письму от 28 февраля). В состав каравана входили: начальник экспедиции Н.К.Рерих и его жена Е.И.Рерих, помощник начальника Ю.Н.Рерих, врач К.Н.Рябинин, заведующий транспортом П.К.Портнягин, заведующая хозчастью Л.М.Богданова (потом присоединилась ее сестра И.М.Богданова) и конвой экспедиции, тибетец Кончог и бурят Дава Цыримпилов. Позже были включены еще восемь человек технического состава.

К каравану присоединились также бывалые паломники, буряты и монголы, которые хотели попасть в Лхасу на поклонение святыням Поталы (главной святыней был, конечно, Его Святейшество Далай-лама). Они считались и солдатами, и помощниками по всем статьям. Перед самым началом экспедиции Юрий Рерих безрезультатно обучал их основам воинского искусства.

11 марта - состоялось заседание правительства Монголии, и перед открытием собрания Николай Рерих вручил в дар монгольскому народу свою картину «Великий Всадник». Читать далее...

В Москве супруги Лихтман встретились с Б.Н.Мельниковым, начальником отдела Дальнего Востока Наркоминдела. (См. запись в дневнике З.Фосдик от 13 марта).

13 марта - запись в дневнике З.Фосдик о встрече с Б.Мельниковым, состоявшейся 11 марта. Вечером супруги Лихтман случайно столкнулись с М.Трилиссером 1) в театре на балете «Конёк-горбунок».

14 марта - супруги Лихтман встречаются с М.Трилиссером и направляют телеграмму Н.Рериху в Монголию.

середина марта 1927г. - Борис Рерих запросил разрешение продолжить полевые работы в районе Горного Алтая. Экспедиционный период планировался на срок 5 месяцев (в общем, с проездом и обработкой материалов, 10 месяцев). Одновременно Борис Константинович просил дать разрешение на продление работ в течение 1928 и 29 годов, что в целом подтверждало серьезность намерений корпорации «Белуха».

31 марта - Борис Рерих в ответ на приглашение выехать в Москву для согласования проекта договора по Алтайской экспедиции телеграммой сообщил в Главконцесском: «Ленинграда, 31 марта 1927. Москва, Главконцесском, Скобелеву. Возникла необходимость новых сношений Америкой. Последующее сообщу. Рерих».

Эта телеграмма была дана окружным маневром через Ленинград с помощью жены Б.Рериха, так как Б.К.Рерих, М.М. и З.Г. Лихтманы и доктор К.Н.Рябинин в это время находилась на пути в Ургу. Эта необходимость обуславливалась встречей с Рерихами в Монголии и обсуждением дальнейшего плана, связанного с корпорацией «Ур».

17 марта - по особому соглашению с Музеем Рериха корпорация «Алатас» полностью переходит в ведение Георгия Гребенщикова, писателя-сибиряка. Фактически издательство «Алатас» перенесено в русскую деревню Чураевка, в Салзбюри, в 75 милях от Нью-Йорка, в тихом укромном уголке природы у слияния древнеиндейских рек Хусатоник и Помпераг, которую строит Г.Гребенщиков.

18 марта - репортаж о передаче Николаем Рерихом 11 марта картины правительству Монголии был опубликован в русскоязычной газете «Известия» (Улан-Батор Хото). Там же помещено письмо Н.Рериха: «Монгольский народ строит свое светлое будущее под знаменем нового века. Великий Всадник освобождения несется над просторами Монголии. На нем весь доспех и знамена заповеданных сроков… Пришли опять лучшие времена Азии. Прошу Правительство Монгольской Народной Республики принять от меня картину «Великий Всадник»».

24 марта - письмо Н. Рериха из Улан-Батора (Урги) - А.Быстрову 2).

29 марта - супруги Лихтман, Борис Рерих и К.Н.Рябинин прибывают в Улан-Батор.

Апрель

апрель 1927г. - Н.Кордашевский прибыл в Китай. По приезде началось формирование каравана. Полковник отправился в Пекин за паспортами. Там предполагалась встреча с Юрием Рерихом. Был намечен план переговоров с Таши-ламой.

апрель 1927г. - музей Рерихов в Нью-Йорке посетил будущий министр сельского хозяйства США Генри Уоллес. Об этом сообщает в своих заметках Фрэнсис Грант. Посещение Музея отнюдь не было случайностью. Содействовал этому Д.Н.Бородин, сибирский агроном, направленный Советским правительством в Америку для изучения фермерского метода хозяйствования, для отбора семян и пород домашнего скота. Во время одной из поездок по ближнему Западу Соединенных Штатов Бородин посетил штат Айова и познакомился с крупным фермером Генри Уоллесом, который к тому же являлся главным редактором еженедельника «Уоллесес Фармер» (Wallaces' Farmer). Этот журнал был основан еще отцом Уоллеса, состоявшим министром сельского хозяйства при кабинете президента США Герберта Гувера. Бородин рассказал Уоллесу, уже тогда питавшему неподдельный интерес к Востоку, о Николае Рерихе и его картинах, а также об исследованиях художника в области азиатской археологии и культуры.

Генри Уоллес пришёл в музей пришел без предупреждения, и поскольку это был воскресный день, то гость мог уйти, так ни с кем и не повидавшись. Наудачу в Музее оказалась Фрэнсис Грант, она жила в доме напротив и по выходным часто работала в своем офисе. Они познакомились, и отныне Грант становится ближайшим другом фермера, который выделил ее среди сотрудников Музея. С легкой руки Фрэнсис Грант сам Уоллес получил конспиративное имя «Друг». Но это было гораздо позже, уже при министерской должности.

Именно Грант выступила непосредственным очевидцем и участником маньчжурской эпопеи, «единственным свидетелем, практически ежедневно поддерживавшим контакт с Уоллесом на протяжении трех лет».

После осмотра Музея Генри Уоллес был зачарован пейзажами Рериха, величественными видами Гималаев. Он задавал многочисленные вопросы и дал понять Фрэнсис Грант, что питает далеко не праздный, особый интерес ко всему связанному с Азией.

Сразу же после визита в Музей Рериха между Грант и Уоллесом устанавливается переписка.

2 апреля - в Нью-Йорке был оформлен учредительный документ корпорации «Ур». В нее вошли в качестве директоров три американца – Л.Л.Хорш, С.М.Ньюбергер, М.М.Лихтман и один русский – Б.К.Рерих.

4 апреля - согласно сертификату было выпущено 10 тысяч акций корпорации «Ур» достоинством 500 долларов каждая. Таким образом, капитал новой корпорации составил 5 млн. долларов ценными бумагами. Но это был всего лишь потенциальный капитал, его предстояло нарастить и сделать реальным.

Письмо Ф.Грант - Г.Уоллесу в котором Фрэнсис Грант приглашает Генри Уоллеса снова посетить рериховские учреждения на 103-й Стрит. Посылает ему первый выпуск журнала «Арчер» и сиккимский дневник профессора Рериха: «После общения с вами у нас сложилось впечатление, что мы сможем найти более широкую почву для сотрудничества».

6 апреля - Правительство МНР направило Николаю Рериху благодарственное письмо, которое ему вручил 8 апреля уполномоченный Монгольского правительства Цыбен Жамцарано:

«В кратком прозрении созидательной работы светлого будущего монгольского народа наш друг Николай Рерих написал великолепную картину, видя Великого Мужа, несущегося в пространстве со знаменем свободы для народов обширной страны Монголии. И эту свою картину вместе с текстом на русском и монгольском языках поднес в подарок Правительству. О том как Правительство с благодарностью приняло этот подарок, будет напечатано в нашей официальной газете.

Товарищ Николай Рерих увидел и осознал возрождение нашего монгольского народа и поднес подарок – картину «Великий Всадник». Это является великопамятным событием, поэтому Правительство считает своим долгом глубоко благодарить Николая Рериха. 17-го года 4-й луны 6-го дня (6 апреля). Секретарь Правительства Бальджи Нима».

Запись в дневнике Е.Рерих: «Явление Трилиссера позорит Москву»3). Вероятно, эта фраза относится к интуитивным прозрениям Елены Ивановны, поскольку настоящей помощи от чекистов так и не последовало.

В этот день Д. Бородина по распоряжению из Наркомзема освободили от занимаемой должности заведующего Русским сельскохозяйственным агентством в США. Ученый попал в немилость, и причина такой внезапной перемены является пока полной загадкой. Дмитрий Николаевич был выброшен когортой своих соплеменников за борт жизни и остался в Америке вечным эмигрантом. На него отныне Н.Рерих уже не мог рассчитывать никаким образом.

8 апреля - уполномоченный Монгольского правительства Цыбен Жамцарано вручил Николаю Рериху благодарственное письмо от Правительства МНР от 6 апреля 1927г. Также Н.Рерих получил предложение от главы ЦК перевести на монгольский язык книги «Основы буддизма» и «Общину», третью книгу из серии Учения «Живой Этики».

10 апреля - новое завещание Николая Рериха.

11 апреля - 12 апреля

13 апреля - Тибетская экспедиция выступила из Урги в направлении Лхасы. М.Трилиссер4) посылает Николаю Рериху в Монголию телеграмму с «приветствиями и пожеланиями успеха в путешествии». Ее получили перед самым отправлением Тибетской экспедиции.

20-е числа апреля - Н.Кордашевский добрался до Пекина со значительным запозданием из-за нестыковки графиков движения пароходов из Европы, экспедиция Рериха уже вышла на маршрут. Официальная версия экспедиции Кордашевского, отправлявшейся из Тяньцзиня, выдвигалась как коммерческая. Полковник получил разрешение от китайских властей на закупку овечьей шерсти вдоль границы с Монголией по линии «Панкосмос корпорейшэн» – так называлась после окончательного преобразования «Уорлд Сервис». Это была последняя акция Кордашевского как представителя «Мировой Службы». Путь лежал по труднодоступным окраинам пустыни Гоби на соединение с главным караваном Рериха.

22 апреля - супруги Лихтман после посещения Рерихов в Урге снова приехали в Москву.

24 апреля - Запись в дневнике Е.Рерих: «Кроме Ленина, не видим на Московии общинников. [Иваны] Стотысячные на Московии не живут, потому делим Сибирь от Москвы». Миссия Западных буддистов в ходе экспедиции сделалась очевидным фактом. Она утверждалась открыто, без оглядки на Москву. Вначале Рерих надеялся на какие-то взаимоотношения с Советами, но в пути он все больше стал понимать, что опираться надо на собственные, «буддийские» силы. Однако какой-то шанс для большевиков оставался.

25 апреля - Запись в дневнике Е.Рерих: «Будем строить Новую Страну».

27 апреля - супруги Лихтман в Москве два часа провели в беседе с М.Трилиссером5). «Рассказали ему о «Б[елухе]» и Студии [Корпорация Ур]» (Дневник З.Фосдик 27.4.1927).

Сам предмет переговоров был значительным. При отъезде Н.Рерих дал своим сотрудникам указания для разговора с Трилиссером, рекомендуя сообщить ему, что Таши-лама жаждет приехать во Внешнюю Монголию, поскольку «должен исполнить пророчество и прийти благословить Новую Эру». Такая передача потребовалась по одной простой причине – Монгольское правительство отказало Таши-ламе в визе, и Рерих хотел продвинуть этот вопрос через Москву.

В тот же день супруги Лихтман видели больших начальников в Главконцесскоме – Скобелева и Япольского. Состоялся долгий разговор о том, что летом текущего года не удастся снарядить экспедицию на Алтай. Поворот событий оказался неожиданным. В виде аргумента американцы привели неудовлетворительный отчет Пономарева и тем самым всё его обследование поставили под сомнение. (Помощник начальника Главгортопа ВСНХ тоже признался, что доклад составлен неумело). Представители «Белухи» просили перенести экспедицию в Горный Алтай на следующий, 1928 год.

Также супруги Лихтман cпециально посетили музей Ленина и эмоционально зафиксировали в дневнике все детали экскурсии. На момент московских встреч Лихтманы искренне полюбили Красную столицу и советских людей. Они связывали теперь Советский Союз с «Новой Страной» и верили в родословную нации, ведущей свое начало от великого Ленина.

30 апреля - Борис Рерих посещает ОГПУ и рассказывает там о «Студии» – так на языке кодов называлась только что созданная новая корпорация «Ур». Здесь же получает билеты на первомайский парад для супругов Лихтманов, а также приглашение американцам еще раз посетить то же самое заведение через несколько дней.

Май

1 мая - супруги Лихтман с правительственной трибуны наблюдали военный парад и народное шествие в Москве.

май 1927г. - на протяжении всего мая 1927-го супруги Лихтман ведут переговоры с М.Трилиссером по вопросам новой корпорации «Ур». Вместе с Б.Рерихом они подготовили записку в представительство Республики Танну-Тува в Москве. Морис Лихтман и Б.К.Рерих целый месяц курсировали между Москвой и Ленинградом, ведя переговоры об организации горно-геологической экспедиции в Урянхайский край на 1928 год. Судьба проекта, казалось, зависела от начальственного треугольника – Д.И.Мушкетова (Геолком), И.М.Губкина (Главгортоп) и Н.П.Горбунова (Совнарком), последний представлял также интересы Академии наук. На самом же деле над всем главенствовал именно заместитель народного комиссара Карахан. Ему кланялись Скобелев и Япольский и даже Трилиссер, которому тоже пришлось ходатайствовать о продвижении дел корпорации «Ур» перед Наркоминделом.

4 мая - письмо заместителя народного комиссара Л.Карахана в Главконцесском М.Скобелеву о предложении фирмы «Белуха Корпорейшн» (Америка) на получение концессий в Тувинской Республике. 23 июля 1926 – 23 мая 1927:
«Сов. секретно. 4 мая 1927 г. Главконцесском, т. Скобелеву.
Ввиду особого положения, занимаемого Тувинской Республикой в отношении Китая, Монголии и СССР, вопрос о допущении нами туда иностранного, в частности, американского капитала, требует чрезвычайно осторожного подхода. Не возражая в принципе против привлечения солидных иностранных фирм к горным разработкам в Тувреспублике совместно с Тувинским Торгово-Промышленным Банком, НКИД, основываясь на приведенных Вами о «Белуха-Корпорейшн» сведениях, считает допущение этой фирмы в Тувреспублику нежелательным. Л.Карахан».

14 мая - Борис Рерих ведёт переговоры с Правительством Республики Танну-Тува в московском представительстве.

15 мая - Борис Рерих продолжает переговоры с Правительством Республики Танну-Тува в московском представительстве. Правительство Тувы быстрого ответа не давало, поскольку главные нити вели в Кремль и окончательное решение принималось не без ведома Наркоминдела, в частности, Л.М.Карахана.

17 мая - Зинаида Лихтман отнесла М.Трилиссеру6) музейные издания – журнал «Арчер» и книгу «Письма Махатм» («Чаша Востока»). Требовалась своеобразная экспертная оценка, то есть разрешение на распространение литературы в Советском Союзе. До этого Трилиссер уже ознакомился с монгольским изданием «Общины». Николай Константинович рекомендовал ее «распространять свободно среди молодых комсомольцев» (11.4.1927). Еще в 1926 году высказывалось предложение начать в России реализацию книг «Листы Сада М.» и «Чаша Востока» – и ту и другую пустить в продажу по 60 копеек. На этот раз Трилиссер остался недоволен.

18 мая - Зинаида Лихтман специально нанесла М.Трилиссеру очередной визит. Проговорили ровно два часа, чтобы закончить разговор о книгах. За прошедшую ночь Михаил Абрамович еще не успел прочитать «Письма Махатм» полностью. Однако сказал, что «многое в них вызывает у него раздражение, он отделяет буддизм от ленинизма» (Дневник З. Фосдик 18.5.1927). Окончательное мнение уже сложилось: вряд ли им будет дано разрешение на распространение книги. Тем не менее, Трилиссер заметил, что она «очень нравится ему своей красотой» (Дневник З. Фосдик 18.5.1927).

25 мая – новая встреча супругов Лихтман с М.Трилиссером. В Москве Лихтманы активно занимались вопросом оформления алтайских концессий и горнодобывающих разработок. Сначала в 1927-м, а затем с переносом на 1928-й, на Алтай планировалась научная экспедиция совместно с Российской Академией наук. Прежде всего беспокойство вызывало медленное продвижение бумаг по чиновничьим инстанциям. При Музее Рериха были специально созданы корпорации «Белуха» и «Ур», и через них оформлялись соглашения о сотрудничестве. Проволочки заставили американцев обратиться напрямую к Трилиссеру, которому они поведали «всю историю о задержках и странном поведении» органов, ответственных за подписание договоров (Дневник З. Фосдик 25.5.1927).

27 мая – М.Трилиссер познакомил супругов Лихтманов со своим «близким другом» Глебом Ивановичем Бокием. Роль в этом деле нового лица, занимавшего высокую ступеньку в чекистской иерархии – начальника спецотдела ОГПУ, до конца остается не ясной. Единственное, о чем конкретно упоминает Зинаида Лихтман, Бокий интересовался «разработкой промышленного плана» и его «научной основой» (Дневник З. Фосдик). Во всяком случае, у американцев он определенно вызвал симпатию.

В целом ситуация казалась благоприятной, но вся работа тормозилась каким-то неведомым механизмом. Примерно то же самое происходило и в присутствии Рериха в 1926 году. Тогда, правда, посетовали на Бородина, будто бы он не сообщил кому следует в Москву достаточно сведений о планах Николая Константиновича и программных установках американских учреждений. Его чуть было не «отлучили» от Музея. Даже послали в Нью-Йорк «телеграмму Курту (то есть Луису Хоршу) с предостережением против дяди» (Дневник З.Фосдик 18.6.1926). В 1927-м снова уже полагались на Бородина – решили «использовать рекомендацию фирмы» (Дневник З.Фосдик 11.4.1927). Однако и это не спасло ситуацию. Тем более что Бородина освободили от занимаемой должности заведующего Русским сельскохозяйственным агентством 6 апреля 1927 года.

30 мая - письмо М.Скобелева и М.Япольского (Главконцесскома) Л.Карахану и М.Трилиссеру, о переговорах с Американской Корпорацией «Ур» на производство геологических изысканий в Тувинской Республике. 30 мая 1927 – 16 июня 1927). После взаимного обмена любезностями между Главконцесскомом, ОГПУ и Наркоминделом, Скобелеву и Япольскому все же удалось преодолеть вето со стороны политических органов. Важным аргументом явилось то, что Морис Лихтман уже хорошо знаком в Главконцесскоме по делу корпорации «Белуха», а также то, что он зарекомендовал себя «безусловным сторонником сближения СССР и САСШ». К тому же, предполагаемую экспедицию в Танну-Туву корпорация «Ур» целиком доверила Геологическому комитету без участия иностранных специалистов. Главконцесском просил Карахана более внимательно, не формально ознакомиться с данным вопросом.

Июнь

2 июня - запись в дневнике З.Фосдик(Лихтман): «Мы измотаны и устали, но вынуждены всё это принимать». Лихтманам на первых порах не удавалось пройти лабиринты советской власти. Они терпели неудачу, но искренне продолжали верить в благоприятный исход дела. Под конец все положительные решения по Алтаю оказались будто бы в руках Л.М.Карахана, заместителя Чичерина в Наркоминделе.

9 июня - состоялось заседание пленума Главного Концессионного комитета при СНК СССР на котором рассматривалось дело о посылке Обществом «Белуха» экспедиции на Алтай (21 июня 1927 – 18 июня 1929). Просьба представителей «Белухи» о переносе экспедиции в Горный Алтай на 1928 год решением пленума Главконцесскома была удовлетворена. На пленуме докладывал начальник Отдела проведения договоров М.Япольский, а председательствовал Л.Троцкий.

10 июня - супругам Лихтман в Москве устроили посещение образцовой Трудовой коммуны, организованной под патронажем ОГПУ, – в ней содержались преступники всех статей. Была ли эта акция скрытой угрозой или насмешкой над иностранцами, или обычной похвальбой, догадаться вряд ли возможно.

Л.Карахан направляет письмо в Главконцесском М.Скобелеву и М.Трилиссеру. Наркоминдел, учитывая проект договора между Геолкомом и корпорацией «Ур», согласился, в виде исключения, на производство геологических изысканий в Тувинской республике. Это была победа Скобелева и Япольского. Хотя не обошлось и без потерь. Карахан исключил ряд пунктов договора и поставил категорическое условие – представителям «Ур» самостоятельных переговоров с Тувинским правительством не вести и во время производства работ американцев в Туву не допускать.

11 июня - супруги Лихтман покинули Москву.

16 июня - письмо М.Япольского(Главконцесском) Серебровскому и Л.Карахану. Показав зубы Карахану, защищая Лихтмана и Рериха, М.Япольский пишет: «Письмо НКИД… по делу корпорации «Ур» принято ГКК к сведению; в смысле же исполнения оно должно быть отнесено к компетенции ВСНХ СССР». (Речь, видимо, идёт о письме Л.Карахана от 10 июня 1927г.)

23 июня - умерла Мария Васильевна Рерих - мать Н.К. Рериха.

Июль

9 июля - Общество друзей Музея Рериха направляет письмо Г.Уоллесу с членской карточкой Общества.

10 июля - английский политический агент в Гангтоке полковник Ф.М.Бейли, считавшийся другом семьи Рерихов, направляет письмо министру Департамента иностранных и политических дел правительства Индии, в котором сообщает, что будто бы экспедиция Н.Рериха «состоит из большевиков или, по крайней мере, имеет загадочное и мощное влияние на красных русских» и что в Тибет могут устремиться и другие «группы большевиков с европейской части России». Также Ф.М.Бейли неоднократно настоятельно просил по телеграфу тибетское правительство помешать группе двигаться не только по Тибету, но и к Сиккиму или Индии. По наущению англичан Далай-лама и задержал экспедицию Рериха, видя в буддийской миссии «руку Москвы».

Выдавая себя за друга Рериха, Ф.М.Бейли находился с ним на связи по всему маршруту экспедиции и собирал информацию о ее передвижении. Если Н.Рерих и подозревал его в неискренности, то всё равно именно к полковнику Бейли вынужден был обратиться в самый критический момент.

24 июля - запись в дневнике Е.Рерих: «Ваше построение неожиданно вонзается в мировую политику» (о Союзе Азии).

28 июля - в долине реки Шарагол, где разбили лагерь, произошла встреча основного каравана и отряда полковника Кордашевского. Теперь все члены экспедиции окончательно объединились для выполнения главной задачи. Продолжительная стоянка была использована для строительства субургана в честь Шамбалы.

Август

4 августа - запись в дневнике Е.Рерих: «В последний раз обернемся на Москву, на историческое событие ультиматума… Москва гниёт». См. также запись от 6 апреля 1927г.

7 августа - при стечении большого числа монголов и местных лам состоялось освящение построенного субургана в честь Шамбалы. Субурган выбелили известью и разукрасили колесами учения Благословенного и изображением Чинтамани.

8 августа - к субургану Шамбалы приехал со своей свитой верховный лама Цайдама и также устроил службу, посвященную Владыке Будде. На вопрос цайдамского священника о целях путешествия по Тибету, обращенный к руководителю экспедиции, последовал ответ, что американцы едут посольством от Западных буддистов и что близко наступление времени Шамбалы.

13 августа - запись в дневнике Е.Рерих: «Почти уявлен Ф[уяма] как деятель мировой политики». (о Союзе Азии).

18 августа - экспедиция Н. Рериха выступила через Цайдам по направлению к хребту Гумбольдта и далее в глубь тибетских гор.

Сентябрь

сентябрь 1927г. - письмо З.Лихтман супругу М.Лихман: ««Теперь относительно письма Геолкома. Эта публика сваливает теперь вину на позднее заявление Б.К. [Рериха], «неожиданное назначение» Педашенко на другую работу и потому невозможность принять наше задание, несмотря на получение ими санкции, как они это пишут. Затем они пишут, что советовали Б.К. обратиться в Академию Наук, но ни от него, ни от Академии ничего не слышали»».

З.Лихтман пишет о трудностях, которые возникли после их отъезда из СССР. Представители корпорации «Ур» в Советском Союзе Б.К.Рерих и К.И.Педашенко (сотрудник Геолкома) перестали иметь какой-либо вес в отсутствии американцев. К осени всё осложнилось по непонятным причинам. Ни одно из специальных ведомств, занимающихся разведкой полезных ископаемых, не захотело взять задание американской корпорации на исследование Урянхайского края. Б.К.Рерих через Япольского обратился к Н.П.Горбунову, чтобы получить разрешение на ведение переговоров с Академией наук. Ответ Горбунова получился неожиданным: «Мы считаем неудобным производство работ Академией Наук за счет иностранного капитала». Примерно такая же ситуация сложилась и по линии Геолкома. Советского учреждения, которое взяло бы на себя обязательство провести изыскания в Танну-Туве, так и не нашлось.

5 сентября - экспедиция Н.Рериха подошла к тибетским горам.

25 сентября - экспедиция Н.Рериха пересекли границу Тибета.

Октябрь

24 октября - запись в дневнике Е.Рерих: «…определить отношение к Ламе Тибета – или временно признать его, или начать самостоятельное очищение религии».

Некий «Союз Западных буддистов» – он нигде не был заявлен как религиозное или социальное движение – поручил Н.Рериху осуществить связь буддистов Запада с буддистами Востока. На повестке дня действительно стояла реформа буддизма в Тибете и в других странах распространения Махаяны. Часть западных буддистов якобы поддерживала Далай-ламу. Тогда как другая часть буддистов Запада, – писал участник экспедиции Портнягин, – считала положение буддийского Учения на Востоке безнадежным в силу его вырождения в пустую обрядность и невежественный шаманизм.

28 октября - Н.Рерих направляет письмо Далай-ламе XIII - «радостное сообщение о предуказанном пророчествами развитии Учения Благословенного на Западе». Н. Рерих, как глава первого в истории посольства Западных буддистов, намеревался передать Далай-ламе также Грамоту и орден «Будды Всепобеждающего». (Об Ордене см. ноябрь 1926г.) Кроме того, от «буддистов Америки» были приготовлены значительные средства для пожертвований трем крупнейшим монастырям – Ганден, Де-пунг и Сера – в размере 500 тысяч нарсангов, а также лично буддийскому Владыке 2 тысячи американских долларов. Лхасскому правительству сообщалось в ходе экспедиции, что само посольство является «Чрезвычайной Миссией» и имеет «поручения по буддийскому Учению». Глава этой миссии должен лично изложить их Далай-ламе.

Ноябрь

ноябрь 1927г. - книга «Чаша Востока: Письма Махатмы»7) поступила в продажу.

14 ноября - Н.Рерих направляет письмо полковнику Ф.М. Бейли, в котором сообщает о крайне бедственном положении экспедиции и просит о помощи: «…Без преувеличения – настоящий S.O.S.!». (См. о полковнике Ф.Бейли запись 10 июля 1927г.)

середина ноября - Н.Рерих просил содействия у властей Индии, чтобы караван мог без промедления покинуть «невежественную страну» и проследовать в Сикким. В конце концов разрешение уйти из Нагчу было получено, и буддийское посольство, минуя Лхасу, направилось в Индию. Претерпев новые лишения, оно достигло Гангтока 24 мая 1928 года. В столице Сиккима с распростертыми объятиями Рериха встретил полковник Бейли. Тибетская экспедиция завершилась.

17 ноября - запись в дневнике Е.Рерих: «…за 36-й год оформится Новая Страна».

Картины Николая Рериха

  • Богдо-Ул (священный заповедник монголов, Улан-Батор-Хото). К., темп. США, Грэнд Хэйвен, Мичиган, собр. Д. Боллинга. (25, 27). /
  • Богдо-Ул. Х. на к., темп. 30,5 * 40,5. ЦМР. (48).
  • Богдо-Ул (Вход в Ургу). К., темп. 36,8 * 52,7. США. (25, 27). - Из сравнения со списком Соколовского 1974 года ясно, что в (77) работы «Богдо-Ул» названы «Пейзажи Тянь Шань».
  • Богдо-Ул (Подступы к Урге). К., темп. 36,8 * 52,7. (25, 27).
  • Богдо-Ул. США. (25, 27). /
  • Богдо-Ул. Х., темп. 30,5 * 40. УСК. (48).
  • Богдо-Ул. Утро. США. (25, 27). /
  • Утро. (77). /
  • Богдо-Ул. Утро (Керексуры). Ф., мас. 35,2 * 65,4. Частное собр. (75).
  • Богдо-Ул. Ураган. Х. на к., темп. 30,5 * 40 УСК. (25, 27, 48). / Богдо-Ул. Буря. Монголия. 1926 (1927?). Х., темп. 30,6 * 40,2. (75). /
  • Ураган. (77).
  • Bogdo Ula. Д., мас. 31,5 * 75,5. Не датирована. Картина продана 29.4.1999 на аукционе Sotheby's London (интернет).
  • Будда в подводном царстве (Будда-испытатель). Х., темп. 38 * 78. ГМИНВ, N 5482 II. (37, 40). / Д., темп. (32, 40, 48).
  • Весть орла. 1927. Д., темп., мас. 31,5 * 41. МРН. (48). / Б., темп. 37,4 * 46,3. (25, 27, 32). / Вести Орла. (77).
  • Грядущее (Великий всадник). Х., мас. 164 * 124. Улан-Батор (Улаанбаатар), гос. музей избразительных искусств. (32, 75). / Великий Красный Богатырь (Ригден-Джапо - Владыка Шамбалы). 164 * 125. На обороте надпись по-тибетски: «Грозный царь Рэгдэндагва Владыка Шамбалы». («Рериховское наследие», т. 3, ч. 1). 48*
  • Грядущее. Набросок. Вариант. США. (25, 27).
  • Ждущий. Монголия. Серия «Майтрейя». Х., темп. 32 * 42. ГМИНВ, N 5501 II. (37, 40).
  • Заветы учителя. США. (25, 27). / Заветы Учителя (77). /
  • Commands of the Teacher(?). Х., темп. 89,5 * 143. (49).
  • Керексуры. Д., темп. 15,3 * 17,8. США. (25, 27). / Пейзаж. (77).
  • Керексуры. США. (25, 27). / Пейзаж. (77). /
  • Керексуры. Х., темп. 35 * 65,5. Частное собр. (48).
  • Лама Тибета. США. (25, 27).
  • Лхамо. Х., темп. 62 * 123. Частное собр. (25, 27, 48). / Богиня Палден Лхамо (The Goddess Pandan Lhamo). Х., темп. 63 * 123. Картина участвовала 19.2.1998 в аукционе Sotheby's New York (интернет).
  • Майтрейя-победитель. Х., темп. 69,0 * 135,2. ЦМР. (50, 75).
  • Монголия. К., темп. 22,9 * 27,9. США. (25, 27). - Из сравнения со списком Соколовского 1974 года ясно, что в (77) работы «Монголия» названы «Пейзажи».
  • Монголия. Х., темп. 33 * 39,4. США. (25, 27). /
  • Монголия (Mongolia). Х., темп. 36 * 42,5. Картина продана 25.11.2008 на аукционе Sotheby's London (интернет).
  • Монгольская стрела. Эскиз. США. (25, 27). / Стрела. (77).
  • Поднялся Падма Самбхава. Эскиз. США. (25, 27).
  • По Ергору едет всадник. США. (25, 27).
  • Приказ Ригден-Джапо. Х., темп. 72,3 * 109,2. (25, 27). / Приказ Ригден Джапо. (77). - В частном собр.
  • Приказ Ригден-Джапо. 1926-27. Х., темп. 61 * 120. М., частное собр. (48). / ЦМР.(?) (интернет).
  • Приказ Ригден-Джапо. 1927? Х., темп. 89,5 * 143. США, частное собр. (48).
  • Приказ Ригден-Джапо. Эскиз. США. (25, 27).
  • Сосуд нерасплесканный. Х., темп. 124,5 * 165. США, частное собр. (25, 27, 48, 49). / 124,5 * 165,1. (75).
  • Сосуд нерасплесканный. Эскиз. Б., кар. 17,8 * 25,4. США. (25, 27).
  • Тибетка. США. (25, 27).
  • Ушедший. США. (25, 27).
  • Хранитель входа. Х., темп. 66,5 * 124,5. США, частное собр. (25, 27, 48). / Страж входа. 66,7 * 124,5. (75).
  • Хранитель входа. Эскиз. Х., темп. 17,8 * 29,2. США. (25, 27).
  • Явление срока. Проект наддверной фрески. Х., темп. 62 * 124. НГХМ, N ж-649. (42). / Явление срока (Гора Ленина). (75). 48* - Подзаголовок «Гора Ленина» был введен в «Вестнике Ариаварты», 1-2002, наверное, из-за путаницы с пейзажем 1925 г. В Дневнике Е.И. Рерих есть запись от 18.2.1927: «Ф., напиши картину «Явление срока» - Голова Ленина».
  • Эскиз композиции к «Великий всадник». Composition sketch for «Great Horseman» (variant, 1927). Б. разлинованная, кар. 11,1 * 19,8; размер листа: 26,5 * 21,4. МРН. (48).
1) , 3) , 4) , 5) , 6)
Михаил Абрамович Трилиссер - заместитель председателя ОГПУ. В его руках, после внезапной смерти Ф.Э.Дзержинского сосредоточилась большая власть
2)
генеральный консул в Синьцзяне
7)
переписка Махатм с Синнетом и Хьюмом, которая осуществлялась через Блаватскую

Обсуждение

Ваш комментарий:
 

QR Code
QR Code 1927 год (generated for current page)